Версия для печати

Фанера и полиэтилен

Здание Государственного университета

Церковь Успения Пресвятой Богородицы

В день рождения именинника принято поздравлять с успехами, достижениями. Недавно прошел — День рождения нашего города. И Петербург есть с чем и с кем поздравить!

Удивительно: в нашем городе, где социальные, экономические и политические проблемы не только не решаются, но, напротив, разрастаются, сформировалась архитектура, значительно опередившая развитие художественного мышления в Европе и во всем мире. И создал ее один из наших архитекторов — Ремонт! Город взрастил его на берегах Невы, закалил, превратил из мальчишки в зрелого творца.

Расскажем о двух основных архитектурных направлениях, которые, благодаря зодчему, украсили, преобразили город.

Молодой, неверно позиционируемый как временный стиль фанерный классицизм. Настоящий стиль, лишенный ошибок своего предшественника. А его предшественник, в нашем представлении, даже и не стиль, а лишь зародыш, макет, набросок стиля — как угодно. Почему? Потому что классицизм в понимании образованного современного человека — это строгость и сдержанность. Вспомним нелепые примеры зодчества прошлого: Русский музей, Таврический дворец, Академия художеств, Адмиралтейство. Примеров множество. Строгость? Сдержанность? «Великие» архитекторы не догадались, что солнце не будет «строгим и сдержанным» и станет играть тенями на фасадах этих зданий, ведь они сплошь состоят из пилястр, колонн и других выступающих элементов. А проказы света на стеклах этих зданий — как их прекратить? Причудливая игра теней и бликов сделала здания, которые на планах выглядели образцами строгости, нелепой шуткой, насмешкой над стилем.

Только теперь, в двадцать первом веке, стиль перестал быть абстракцией, приобрел материальную форму. Что помогло этому произойти? Решение проблемы нейтрализации солнечного действия на архитектурный замысел. Понимание: двухмерный, нарисованный на огромных фанерных полотнах фасад не с окнами, но с образами окон, гладкий, ровный, строгий и в форме и в цвете — вот решение проблемы, вот настоящий классицизм!

Строгая ограниченность цветов, отсутствие каких бы то ни было их оттенков; и истинная, двухмерная строгость формовыражения — как долго классицизм уродовал себя их отсутствием, давая волю свету, тени, фантазии!

Стиль неторопливо занимает отведенное ему новой историей города место. Центр Петербурга уже знает его. Известнейшие проявления — башня на здании Городской Думы (Невский пр.) и один из корпусов СПбГУ на Университетской набережной.

Быстро развившийся, художественно сильный и эстетически уверенный стиль — полиэтиленовая готика. Радостно и одновременно удивительно, что проблемы готики — стиля в своем допотопном варианте практически не представленного в Петербурге, — были решены именно в нашем городе.

О каких проблемах мы говорим? Рассмотрим лишь некоторые черты, которыми условно обладали сооружения, построенные в средневековой Европе в так называемом готическом стиле: они создавали впечатление неудержимого стремления ввысь, воплощали легкость, были экспрессивны, вызывали взволнованность. Заблуждение на заблуждении! Как и в случае с классицизмом, все это слова: реальные архитектурные примеры могут вызвать у нас лишь усмешку.

Неприкрыто каменные соборы. Кружева скульптурных деталей такие же каменные. Легкость? Множество декоративных деталей, витражи, стрельчатые арки — разве они устремляли соборы ввысь? Скорее, напротив, тянули вниз. А что должно было вызывать взволнованность? Канонический библейский мистицизм?..

Петербург, рубеж двадцатого и двадцать первого веков, новый взгляд на готику. И блистательное решение уравнения, в котором слева — постройки в готическом стиле, справа — словесное описание готической архитектуры.

Пройдитесь по городу, посмотрите вокруг. Примеров полиэтиленовой готики множество: и в центре, и на окраинах. Например, готическая пристройка к Церкви Успения Пресвятой Богородицы на набережной Лейтенанта Шмидта. Рассматривая здания, образцы стиля, действительно чувствуешь волнение. Серо-зеленая пленка скрывает под собой нечто непознанное, как будто заброшенное: будь то собор, церковь или любое другое здание. Под пленкой тайна, настоящая, волнующая, зовущая. И эта же пленка, создающая загадку, своей легкостью придает легкость всему зданию! Ничто не мешает ему «взлететь»: ни арки, ни окна, ни декоративные скульптуры. Волнующий и легкий, устремленный ввысь и загадочный, мистически экспрессивный и полиэтиленовый, — вот он, настоящий готический стиль!

Что ж, поздравим Петербург с новой архитектурой и с гениальным зодчим двадцать первого века! И пожелаем архитектору Ремонту дальнейших успехов!

Тимофей Никулин, студент гр. 2101, infotdel@bk.ru фото: Надежда Сапецкая, студентка гр. 3742

Предыдущая статья     Следующая статья